ПРОБЛЕМЫ ФЕДЕРАЛИЗАЦИИ СИРИИ

ПРОБЛЕМЫ ФЕДЕРАЛИЗАЦИИ СИРИИ

ПОДЕЛИТЬСЯ

Проект федерализации Сирийской Арабской Республики имеет ряд взаимосвязанных факторов, которые при его реализации могут ухудшить обстановку на Ближнем Востоке и иметь далеко идущие последствия не только для этого государства, но и для стран, прямо или косвенно вовлеченных в разрешение текущего кризиса.

При этом следует подчеркнуть, что проект федерализации изначально не поднимался во время переговоров ни Россией, ни США. В окончательных документах, подготовленных в ходе Женевских переговоров, нет формулировок по федерализации и указана необходимость сохранения целой и неделимой Сирии. Нельзя исключать влияние определенных лоббистских групп в США и странах Запада, которые поддерживают проект федерализации, но официально ни одна сторона переговоров ее не признает.

Можно выделить следующие аспекты федерализации:

— Геополитический. Он связан с реконфигурацией самой Сирии и соседних стран;

— Символический. Имеет семиотическое воздействие и дискурсивный характер;

— Этно-религиозный. Затрагивает взаимоотношения этносов и конфессий.

Сирия представляет собой бывшую колонию, созданную на руинах Оттоманской империи в результате соглашения Сайкс-Пико. Практика неоколониализма не так четко проявлялась в эпоху правления Хафеза Асада, однако с началом беспорядков и вооруженного конфликта стало очевидно участие внешних акторов в дестабилизации Сирии. Границы нынешней Сирийской Арабской Республики являются постколониальным наследием, тогда как сам формат правления — рудимент эпохи модерна. Соседние государства также испытывают хроническую нестабильность и не имеют достаточных автономных ресурсов для экспансии. Следовательно, изменение границ Сирии выгодно внешним акторам, которые склонны играть на противоречиях и использовать конфликт в своих интересах.

На семиотическом уровне изменение политико-административного устройства Сирии может быть воспринято как распад старой системы, которая включает арабский социализм, национализм, освободительное движение и сочетание светского режима с умеренным исламом. Также важен религиозный фактор. В мусульманском мире хорошо известен хадис о роли Дамаска.

أُرِيتُ أَنَّ ابْنَ مَرْيَمَ عَلَيْهِ السَّلامُ يَخْرُجُ مِنْ عِنْدِ يَمْنَةِ الْمَنَارَةِ الْبَيْضَاءَ شَرْقِيَّ دِمَشْقَ وَاضِعٌ يَدَهُ عَلَى أَجْنِحَةِ الْمَلَكَيْنِ بَيْنَ رَيْطَتَيْنِ مُمَشَّقَتَيْنِ

«Иса будет ниспослан на белый минарет в восточной части Дамаска, одетый в две одежды, легко покрашенные в шафран, положив руки на крылья двух ангелов и с его головы будут капать жемчужины» («Муснад аш-Шамиин», 2483).

Также говорится, что «Даджал первый раз отправится в путь и покажется возле ворот Дамаска, смотрящих на восток… его будут искать, но не смогут поймать… Затем он покажется возле реки Кисвы… его будут искать, но не узнают в какую сторону он пошел…».

Данные апокалиптические видения однозначно трактуются мусульманами в контексте нынешнего конфликта в Сирии. Федерализация будет воспринята как победа даджала и знак последних времен, что повлечет за собой социальные последствия (стихийные бунты, поиск виновных в лице Израиля, политическую апатию и пр.).

Этно-религиозные факторы

В Сирии проживают арабы и различные этнические меньшинства: курды, ассирийцы, армяне, туркмены и черкесы. Арабы составляют подавляющее большинство в размере 93%. Курды — 5%. Остальные 2% распределены между остальными этническими группами. Практически все группы используют арабский язык. По происхождению сирийские арабы являются западными семитами, что отличает их от восточных семитов, египтян, берберов, а также племен Саудовской Аравии. Можно сказать, что сирийские арабы имеют собственную идентичность, отличную от других арабов региона. Фрагментация государства САР может привести к раскатыванию общей сирийско-арабской идентичности и появление постмодернистских субэтносов (не исключено, что с апелляцией к архаическим элементам в качестве культурно-исторического якоря).

Что касается религии, то около 80% составляют мусульмане-сунниты, далее следуют алавиты, исмаилиты и шииты (до 13%), православные христиане, халдейцы и католики составляют 4,5%, а друзы — 3%.

Если государство должно быть разделено по этно-конфессиональному признаку, возникает закономерный вопрос о предоставлении таких же прав, как у курдов, христианам и другим группам.

Но проблема заключается в том, что все этно-конфессиональные группы перемешаны между собой — мусульмане и христиане проживают вместе, а в регионах с компактным проживанием курдского населения (на севере Сирии) есть арабы и ассирийцы. Кроме того, три курдских региона на севере страны не связаны между собой, что представляет собой проблему идентификации административных границ. Сунниты проживают на побережье, где основное население состоит из алавитов, но алавиты также находятся в центре страны, городах Хама, Алеппо и др.

Федеративное устройство России или США не может являться образцом для Сирии, так как в двух первых случаях это ставили жирующий фактор, связанный с историей государственности, а в Сирии, наоборот, станет причиной нового конфликта (перемещение этнических групп людей, спор в отношении границ и территорий.

Наиболее правильным в этом отношении видится переход не к федеративному устройству, а к общей сирийской идентичности, которая может полностью отвечать интересам западных стран (концепции прав и свобод, гражданского национализма).

Курдский фактор

Курды на данный момент являются основной действующей силой проекта федерализации.

Не случайно курдскому вопросу в последнее время уделяется повышенное внимание в американской прессе и специализированных докладах аналитических центров (Американский институт предпринимательства, Стратфор, Корпорация РЭНД), что свидетельствует об активизации внешней политики в данном направлении. Методом политического фреймирования (создания рамок) ведется манипуляция общественным мнением и подготовка принятия решений со стороны лобби групп.

Учитывая данные отчеты, можно предположить, что США удалят РПК из списка террористических организаций. Вашингтон будет заинтересован в установлении прямых дипломатических связей с политическим крылом этой структуры, тогда как спецслужбы США уже имеют контакты с военизированными формированиями РПК в Сирии. Официально США будут объяснять необходимость диалога для того, чтобы подтолкнуть РПК и их сети в других странах на путь демократизации и экономического либерализма.

В докладе Майкла Рубина «Kurdistan Rising?» (Американский институт предпринимательства) отмечается, что усилия США по федерализации Ирака принесли свои плоды непосредственно в районе курдского региона (федеральное правительство иракского Курдистана было создана при непосредственном контроле со стороны американских военных и утверждено в Конституции Ирака от 2005 г. Подобная модель может быть использована для Сирии и Турции. Очевидно, что США хотят повторить опыт «строительства наций и государств» применительно к Сирии, изменив Конституцию и, по возможности, установив военный контроль над частью территории.

Непосредственно в Сирии положение курдов было значительно лучше, чем в Турции и Ираке. Единственной проблемой для курдов являлось использование их языка в качестве регионального и более серьезное внимание со стороны правительства к курдской культуре.

С 2012 г. курдская организация в Сирии Демократический Союз Курдистана, связанный с РПК, выполняет роль временного правительства сирийского курдистана. Поскольку они были отстранены от влияния на Женевские переговоры, ДСК дистанцировались от сотрудничества с правительством Сирии. Но США установили тесные контакты с ДСК и оказывают им военную помощь. На базе ЧВК при непосредственной поддержке США создана курдская демократическая армия. Две военные базы США уже действуют под Кобаной. Также строится французская база, под вопросом организация немецкой и британской баз.

В данном контексте необходимо обратить внимание на курдскую диаспору, которая активна в США, Великобритании, Франции, Нидерландах, но наиболее многочисленна в Германии (из западных стран).

В качестве политической программы сирийские курды активно внедряют идеологию коммунитаризма версии Абдуллы Оджалана, скопированную с идей американских либертарианцев (Амитаи Этциони, группа либертарианцев присутствует в администрации Б. Обамы). Ключевой фигурой, на которую делают ставку США сейчас является Ильхам Ахмед. Ей уделяется повышенное внимание. Со стороны России активных попыток повлиять на политику и идеологию сирийских курдов не предпринималось.

Угрозы процесса федерализации

Помимо того, что сама идея федерализации не находит отклика у большинства сирийцев и будет способствовать дефрагментации страны, есть еще ряд внутренних причин, которые могут стать проблемой в ходе реализации проекта федерализации.

Первое — это борьба за ресурсы между курдскими кланами. В иракском Курдистане возникли серьезные проблемы с коррупцией и узурпацией власти со стороны олигархов. Это привело к дальнейшей дезинтеграции общества, которое в постконфликтной ситуации оказалось не готово к демократической системе западного типа. По мнению курдских интеллектуалов из Ирака, именно внутренние проблемы создают большую угрозу для курдских устремлений, чем внешние соседи Курдистана.

Второе — переформатирование ИГИЛ и других террористических организаций. Террористы и радикалы могут использовать идею федерализации для своих устремлений, чтобы закрепиться на определенном участке. После этого возможно реформирование террористической структуры и возобновление криминальной деятельности, включая организованное насилие.

Также есть риск поддержки проекта федерализации со стороны некурдского населения Сирии. В частности, ряд алавитов Латакии позитивно рассматривают эту идею. Миллиардер Айман Джабер (основной доход — контрабанда сигарет и других товаров повседневного спроса), который фактически содержит частную армию (Соколы), уже высказывался за поддержку проекта федерализации.

Кроме этого, угрозу представляют действия Новой сирийской армии, созданной на территории Иордании. Представляется, что основной задачей данной структуры является создание коридора из Иордании в Северную Сирию к Дейр аз Зор вдоль границы с Ираком. Впоследствии ввиду отсутствия контроля со стороны легитимного правительства это может быть использовано как аргумент в пользу федерализации.

С точки зрения стратегического планирования этот коридор может быть задействован для создания нового маршрута энергоносителей из Катара и Саудовской Аравии в независимый Курдистан, далее в Турцию и страны ЕС. Это значительно ударит по интересам России как поставщика нефти и газа в европейские государства.

Вместе с этим Россия понесет серьезные имиджевые потери, так как будет показана дипломатическая неудача Москвы защищать свои интересы и уметь вести диалог с различными силами.

http://katehon.com/

 

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ