ВОЗВРАЩЕНИЕ ИРАНА В БОЛЬШУЮ ПОЛИТИКУ

ВОЗВРАЩЕНИЕ ИРАНА В БОЛЬШУЮ ПОЛИТИКУ

ПОДЕЛИТЬСЯ

Всё ярче и интенсивнее развивались последствия одного из самых знаковых событий нашего времени — снятия санкций с Исламской Республики Иран. Открываются всё новые и новые возможности и перспективы для европейских государств, взоры которых устремлены на многообещающий иранский рынок. Для России – тоже. Снятие санкций с ИРИ потенциально влечёт за собой множество новых процессов на региональном и мировом уровне.

В Израиле с осторожностью смотрят на произошедшее, подумывают ответить на снятие антииранских санкций посредством развития и укрепления связей с некоторыми арабскими странами Персидского Залива.

Как это будет отражаться на сражениях, на конфликтах в регионе, а самое главное – в Сирии, Ливане, Ираке, Йемене; какие угрозы, какие враги и какие союзы образуются – всё это нам предстоит увидеть в ближайшие несколько месяцев.

Впервые спустя 30 лет иранцы увидели себя свободными от экономических,  мировых, политических санкций, без эмбарго, после того как МАГАТЭ дала позитивный зелёный сигнал для такого события. Да, Ирану  пришлось демонтировать реактор в Араке, да, пришлось идти на уступки, зато теперь перед ним открыты ворота для полноценного членства в ШОС и взаимодействия с БРИКС. Несмотря на то, что Соединённые Штаты сразу после снятия с Ирана санкций Совбеза начали вводить другие, связанные с программой баллистических ракет ИРИ, факт, что по причине того, что сняты все международные санкции, открылась и масса возможностей для сотрудничества между Ираном и Россией, между Ираном и Китаем, между Ираном и всем блоком, не входящим в орбиту влияния США. Отныне нет препятствий для присоединения Ирана к ШОС и другим мировым формированиям.

Уже с 17 июля прошлого года, после подписания ядерного договора между Ираном и “Шестёркой”, мы видим, что арабские страны Персидского Залива, во главе которых стоит Саудовское Королевство, находятся в состоянии депрессии, что привело к усилению агрессии против Йемена, а также к развитию их сотрудничества с сионистским израильским режимом, продолжающим озвучивать свои угрозы против ИРИ.

Снятие санкций, с одной стороны, обозначает возвращение иранских товаров на мировой рынок, ведь в Иране есть отнюдь не только нефть, в нём действуют и многочисленные производства, а потому он готов предложить мировой экономике и промышленные товары, и многочисленные продукты, которые могут, в частности, попасть и на российский рынок, особенно после введения санкций и противосанкций между Россией и Евросоюзом, потому как теперь уже не будет  былых препятствий между российским и иранским рынками.

Мы знаем, что с возвращением большого транша замороженных иранских денег, они сразу поступят как ликвидные средства в иранскую экономику, особенно, когда заработает система SWIFT — система денежных переводов — между Ираном и остальными финансовыми структурами мира. Мы будем чувствовать, как будут реагировать мировые биржи на возвращение большого регионального игрока на финансовую арену с этими надёжными средствами.

Первым таким следствием уже стал провал на биржах арабских стран Персидского Залива.  В целом,  эти биржи потеряли до 150 млрд. долларов с начала года. 150 млрд. из общего объёма  800 млрд. долларов — это очень значимая цифра для арабских стран Персидского Залива! Если добавить к этому катастрофическое снижение цен на нефть (ниже 30 долларов за баррель) и отражение такого снижения на различных отраслях экономики этого региона, то легко предсказать, что в ближайшее время мы будем наблюдать период стагнации и торможения экономик этих стран, в то время как одновременно можно говорить о будущем развитии иранской экономики, ибо многочисленные компании  (европейские, и не только)  стремятся зайти на этот надёжный рынок с надёжными инвестициями.  В первую очередь, тут можно назвать заказ в более чем 114 самолётов из 400 запланированных самолётов для средней и дальней гражданской авиации,  усовершенствование железной дороги и иные договоры по машиностроению.

Также стоит напомнить, что Иран имеет четвёртый нефтяной запас и второй газовый — в мире. В будущем Иран вернётся на нефтяной рынок с надёжными объёмами. Причём, нельзя сказать, что это всегда будет играть на снижение цен на нефть, так как, если грамотно подойти к этому рынку, если будут хорошие условия для SWAP нефти между Ираном и Россией, и если эти давно намеченные контракты будут выполнены, то Иран и Россия смогут сэкономить большие количества расходов на транспорт – то, что даст дополнительные конкурентные преимущества обеим странам, а вместе с тем и возможность способствовать стабилизации цен на нефть во всём мире, да и влиять на них. То есть  у Ирана и России будет больше возможностей (если они действительно станут сотрудничать в этой отрасли) для стабилизации цен на нефть, что является важнейшим фактором для развития экономики: компании со временем смогут адаптироваться к новым ценам на чёрное золото, но, главное, чтобы была стабильность, а стабильность даст надёжность в макроэкономике.

Что касается сирийского кризиса,  здравый смысл говорит, что если арабские страны Персидского Залива ещё рассчитывают на какие-то наземные продвижения так называемых “вооружённых оппозиций”, являющихся по факту террористическими группировками тех, кого  поддерживают Саудия с Турцией, и которые выполняют  так или иначе  американский проект, то можно сказать, что они делают ставки не на выигрышный козырь. С другой стороны, саудовцы наверняка рассчитывают на американские выборы и на победу консервативных республиканцев на этих выборах — в этом случае это сыграет в пользу разжигания конфликтов в регионе.

Тем не менее, возвращение Ирана на мировой рынок и связанные с этим спекуляции антиирански настроенных стран, противодействующих возможности Ирана извлекать адекватную выгоду от постсанкционной нефтеторговли, может приблизить цены на нефть и к 20 долларам, что является катастрофическим уже и для экономик  арабских стран  Персидского Залива. Но тут  опять мы подчеркнём, что Россия выигрывает за счёт иранских инвестиций в российскую экономику, и для России двери для инвестиций в иранскую экономику также открыты. Сейчас приоритет принадлежит России, и ей надо грамотно подойти к этому вопросу. Сотрудничество может быть не только в нефтяной отрасли, но и в газовой сфере, где тоже SWAP газа и нефти является надёжным фактором потенциальной стабилизации для обеих экономик.

Кроме того, Иран сможет больше оказывать помощь своим союзникам в Йемене, Сирии, Ливане, а также осуществлять большую поддержку военно-воздушной российской кампании в Сирии, что повернёт ход событий в сторону союза Россия-Иран-Сирия и сил сопротивления в регионе против американской гегемонии и корыстных целей прочих западных, а также арабских стран Персидского Залива. Очевидно, что они являются потерпевшими поражение наряду с сионистским режимом, пытаются как-то мешать, но процесс их козням противодействующий, можно сказать, уже пошёл.

Мало связанное непосредственно с Ираном и давно запущенное снижение цен на нефть, усугубляющееся вступлением в нефтеторговлю Соединённых Штатов, открывших на экспорт свои недра впервые за многие десятилетия, является, в какой-то мере, двигателем в мировой экономике. В числе прочих, российская экономика  тоже в ближайшее время не сможет рассчитывать только на нефтяные ресурсы, что послужит дополнительным стимулом для развития российского производства во всех отраслях, особенно после того, как в евразийском пространстве появятся более надёжные возможности для сотрудничества, чем в  арабо-западном, заливском и европейском, а также на связанных с ними американских рынках.

В то же время не исключено, что такие страны, как Саудовская Аравия, окажутся и вовсе на грани банкротства. Но они начали эту игру со снижением цен на нефть, заявив, что таким образом сражаются с производителями сланцевой нефти, однако  легко понять, что, на самом деле, таким образом они пытались давить на Россию и на Иран! Но в результате сейчас они давят уже и на себя, потому что у арабских стран Персидского Залива кроме нефти нет иных надёжных источников дохода в экономике, в то время как у России и Ирана есть и другие надёжные источники, такие как натуральные ресурсы, разного рода товары и пр.  За развалом рынков арабских стран Персидского Залива мы увидим развал рынков недвижимости в этих странах.

В ближайшее время мы увидим ещё больше побед союза России, Ирана и сопротивления в Сирии.  Не исключено, что вопрос сирийских переговоров протянется до следующих американских выборов, так как саудовцы рассчитывают на победу консервативных республиканцев, которые, по их мнению, будут играть  на разжигание конфликтов на Ближнем Востоке. Но, с другой стороны, мы понимаем, что вся мировая экономика разворачивается и смотрит  в сторону Востока, в сторону Евразийского пространства, где  интересы Соединённых Штатов будут всё меньше и меньше направлены  в сторону своих союзников – саудитов, и будут больше присматриваться, как можно найти компромисс для вхождения в евразийское экономическое пространство. Снятие санкций с Ирана является очень мощным двигателем развития экономики этого региона. И так как количество ресурсов, нужных этому региону – не ограничено, его пространство готово поглощать больше и больше энергоресурсов. Так что напрасно нынешние кураторы ставят на террористические группировки в Сирии и Ираке, ибо то, что потеряно ими на земле, они не смогут отыграть в политике.

Ахмад Хаж Али

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ