ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА ПЛОДОРОДНЫХ РАВНИН

ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА ПЛОДОРОДНЫХ РАВНИН

ПОДЕЛИТЬСЯ

Стратфор
Голосование закончено. Выборы подошли к концу. Дональд Трамп – новый президент Соединенных Штатов.

Количество желчи, заполнившей эту предвыборную кампанию, отразится тяжелым похмельем в среду утром у большей части Америки. Но многие из них согласятся, что сам демократический опыт, независимо от того, как неуклюж и странен он был, будет поводом для удивлений. Это были выборы, которые привели значительное количество американцев на избирательные участки. Интенсивность дискуссий и драмы в ночь выборов вынудили читателей «NewYorker» и любителей домашнего пива из Сан-Франциско смотреть на то, о чем читатели «Breitbart» и кассиры «Wal-Mart» с огнестрельным оружием в Уилмингтон думают и заботятся. Даже если эти выборы можно считать сохранением мировоззрения в отношении демографических и технологических шансов или гласом народа против волны нативизма, голосование по-прежнему остается очень личным и, таким образом, эмоциональным актом.

Великий английский геополитический мыслитель Сэр Хэлфорд Маккиндер однажды сказал: «Демократия подразумевает правление с согласия рядового гражданина, который не рассматривает вещи с высот, потому что он озабочен работой на плодородных равнинах. Там не озабочены хорошей характеристикой правительства, потому что для них важны действия, а не размышления».

Макиндер подчеркивал, что политика, в конечном счете, нечто личное, в том смысле, что люди будут голосовать в значительной степени, основываясь на их собственной личной ситуации: сохранении их места работы, образовании их детей, религиозных верованиях, взглядах на социальную справедливость и так далее. «Stratfor» был сосредоточен на продвижении внешней политики на этих выборах, но люди не обязательно будут обосновывать свой голос на большом стратегическом видении Соединенных Штатов и их месте в системе международных отношений. Колумбийцы, проголосовавшие против сотрудничества с Революционными вооруженными силами Колумбии (РВСК), не голосовали против мира и экономического процветания Колумбии, но высказывались за более серьезное правосудие в отношении преступников, которые терроризировали их страну в течение многих десятилетий. Британцы, которые голосовали за «Brexit», не голосовали за сохранение конкурентоспособности Лондона как финансового центра, они голосовали за ограничение количества мигрантов, переезжающих в окрестности.

Что такое геополитический дневник?
Хаос этих избирательных кампаний также отображает саму природу демократии. Это форма правления, которая не поддается долгосрочному стратегическому планированию, но строится на системе сдержек и противовесов для коррекции курса, что может произойти через два года на промежуточных выборах в Конгресс, через четыре года на следующих президентских выборах или на более регулярном взаимодействии между исполнительной, законодательной и судебной ветвями власти. Многие вопросы, которые решаются на уровне власти, могут показаться избирателям нелогичными, но плодородные равнины рационально голосуют за решение тех проблем, с которыми они сталкиваются в жизни.

С Трампом во главе страны и Конгрессом под контролем Республиканской партии центр внимания будет все больше переходить от плодородных равнин на возвышенности, приближающих день инаугурации. Конфликты в нескольких частях мира потребуют внимания – и стратегического видения – президента и его администрации.

Длительная неопределенность по поводу вероятной политики Трампа затрагивает как пересмотр НАФТА, так и торговую политику с Китаем, которая будет создавать рынки в течение некоторого времени, и мексиканский песо, который может сильно пострадать от этого. Даже когда будет достигнут прогресс в деградации ядра «Исламского государства» (запрещена в России — прим. ред.), уровень террористической угрозы будет сохраняться, а территориальные противостояния в этносектантские выходки сохранят нестабильное положение в некоторых частях Ближнего Востока. Скептицизм по ядерной сделке Ирана в Вашингтоне будет встречен бескомпромиссной кампанией в Тегеране, подчеркнув краткосрочную перспективу сделки, но не обязательно полный отказ от нее. Как призрак других проблем – турецко-российское столкновение на сирийском поле, у России есть множество вариантов – в том числе эскалации конфликтов прокси, ядерные и киберугрозы или укрепление националистических сил в раздробленной Европе – поднять ставки в непрекращающемся противостоянии с Западом.

Разрозненная Европа наряду с потенциально более примирительной позицией по внешней политики США по отношению к России дала бы Москве возможность вести переговоры о смягчении санкций и ограничении расширения НАТО на постсоветском пространстве.

Азиатские союзники ставят под сомнение незыблемость гарантий безопасности США, и это обостряет сделку по Транстихоокеанскому партнерству, что будет направлено в сторону односторонних действий, и заставит их сильнее укреплять свои собственные вооруженные силы и вести менее выгодные сделки с Китаем на двусторонней основе.

Соединенные Штаты не смогут справиться с этим бременем иностранной политики в одиночку, и ослабление их архитектуры безопасности за рубежом будет только усугублять это бремя.

Эти выборы, таким образом – окончательное испытание, не только демократии, но и геополитической теории. Даже сейчас, когда президентство имеет большую свободу действий в управлении внешней политики, чем внутренних дел, система сдержек и противовесов США будет ограничивать резкие колебания в политике. Республиканский Конгресс будет особенно обращать внимание на военные обязательства и альянсы США за рубежом. Риторика за отказ от «страшных» сделок и новых переговоров неизбежно сталкивается со стратегическими ограничениями, такими как высокая стоимость повторного открытия фронта в Иране, имея дело с целым рядом других кризисов, или завышенные требования противников, таких как Россия и Китай, которые будут влиять на переговоры, а также уязвимость союзников в стратегических театрах, где гарантии безопасности США больше не стоят того, чего они когда-то стоили.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ